Был приказ ему дан -- в Афганистан! Житель Щучина Николай Ануфрик год и восемь месяцев нес службу в горячей точке

Щучинец Николай Константинович Ануфрик один из тех жителей района, кто исполнял свой интернациональный долг в Афганистане. “Это важный этап жизни, сопряженный с серьёзными испытаниями. Мы многое пережили, – говорит он. – Те горькие события остались в памяти навсегда. И 15 февраля для меня, как и для каждого “афганца” – особенный день”.

Погоны на плечах
Окончив школу, Коля Ануфрик решил поступать в военное училище. Такой выбор профессии был не случаен: ведь мальчишка вырос в городе авиаторов. Но надеть форму с курсантскими погонами не получилось. И парень пошёл к своей мечте другим путём – через срочную службу в армии. А вернувшись, был зачислен в отдельный батальон связи, которым командовал ныне известный и уважаемый в нашем городе подполковник Н.З. Киселарь. Уже из ОБС в 1984 году Николай Ануфрик отправился в Новгород на учёбу в школу прапорщиков. С новыми знаниями и умениями молодой связист вернулся в своё воинское подразделение, чтобы продолжить службу. Но в ноябре 1985 года судьба уготовила ему новую дорогу. Дальнюю. В Афганистан, на войну.
Афганская страница
– Безусловно, понимал, куда командировали и что это не просто прогулка по экзотической стране. Вести с Афгана приходили тревожные, там велись боевые действия и гибли люди. Но ведь я сам выбрал службу в армии, принимал присягу, а значит, должен был выполнить приказ, – рассуждает Николай Константинович.
Из Минска самолётом до Ташкента, несколько дней в этом красивом городе, а оттуда – в Афганистан. Прибыл в мобильный батальон связи, который участвовал во многих операциях, ходил в колоннах, под боевым охранением доставлявших грузы. “Связь была нужна везде”, – подчеркивает ветеран-афганец. Оттуда прапорщика Ануфрика командировали в другую часть – полевая почта 80687. “Командир майор Александр Гусев приказал временно принять взвод охраны передающего радиоцентра. Но это временное стало постоянным”, – вспоминает Николай Константинович.


 Радиоцентр находился в металлическом ангаре. Защищали от поражения бетонные блоки высотой до двух метров. Зимой там было холодно, а летом невыносимо жарко. “Очень важный стратегический объект, обеспечивающий связь с самолётами и наземным оборудованием, – объясняет Н.К. Ануфрик. – “Духи” обстреливали его регулярно. К счастью, не попали”. 
Прапорщик Ануфрик прослужил в Афганистане год и восемь месяцев. Приезжал в отпуск, а потом от мирной жизни вновь возвратился туда, где стреляют и убивают. Психологически было непросто оставлять дом, видя слёзы в глазах у мамы и тревогу на лице у отца. «Кстати, еще перед отправлением в Афган мама всё переживала, что я – водохлёб, а там с водой проблема. Знаете, в молодости всё легче переносится: и жара, и холод, и ветер «афганец» – это когда из-за песка на расстоянии вытянутой руки уже ничего не видно, – вспоминает собеседник. – Хотя гепатитом переболел дважды”.
О друзьях-товарищах
Служба в условиях боевых действий закаляет характер, меняет взгляд на жизненные ценности, считает Николай Константинович. «В Афгане особо ценилась настоящая дружба, – говорит он. – Там не важно, кто ты и откуда. Главное – насколько надёжный человек. У меня были в друзьях ленинградец Андрей Левченко и Александр Зименко из Иваново. После службы поддерживали связь, а потом, к сожалению, потерялись…»


А однажды в чужой стране Николая ждала необычная встреча. Он поехал в расположение соседней части получать довольствие и обмундирование и узнал, что здесь служит его земляк. Пошёл знакомиться. И встретил земляка – ближе не бывает – из Щучина. “Вышел ко мне коренастый симпатичный парень. Назвался Артуром, – улыбается, вспоминая встречу, Николай Константинович. – Тогда мы хорошо поговорили, а по возвращении из Афгана стали общаться теснее, помогаем друг другу”. 
Кстати, тот самый земляк – ныне председатель районной организации ОО «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане» Артур Петрович Мисюк. Он гордится дружбой с Н.К. Ануфриком и называет его “человеком дела”.
На службе всегда есть место подвигу
– Километрах в пяти от нашей части размещался вертолётный полк, – продолжает рассказ Николай Константинович. – Был солнечный весенний день, и мы увидели, как мимо пролетел Ми-8. Потом послышался хлопок, винтокрылая машина загорелась и стала резко снижаться… Вскоре в небо поднялось звено Ми-24 и атаковало место, где приземлилась обстрелянная “вертушка”. Был высажен и десант. 
Позже Николай Ануфрик и его боевые товарищи узнали подробности того боя. Оказывается, в заброшенные кишлаки, расположенные за горой, пробрались «духи». Заметив в небе вертолёт, кстати, совершавший обычный облёт, открыли огонь. Чем себя и обнаружили. Враг был уничтожен. Но погибли и лётчики, отстреливались до последнего… «Засевшие в кишлаке «духи», не исключено, замышляли нападение на наш объект. А вертолётчики ценой своих жизней спасли нас», – задумчиво рассуждает собеседник. 
Купол над головой
Но всякая война когда-нибудь заканчивается. Николай Ануфрик вернулся из Афганистана в свой родной Щучин и продолжил службу в 10-ом отдельном разведывательном авиационном полку в должности техника радиоэлектронного обеспечения на Миг-25РБ. «Готовил самолёты к полётам, – объясняет он. – Но в какой-то момент захотелось попробовать себя в парашютном деле».
И весной 1988 года над головой молодого парня впервые раскрылся купол парашюта. А когда за плечами было уже около 50 прыжков, его включили в парашютно-десантную группу полка. На мои рассуждения о том, что только смелым покоряются небеса, Николай Константинович искренен: «Волнение и мандраж присутствовали всегда. Но стоило шагнуть за борт, и всё уходило. Нужны были только правильные действия».


На счету старшего прапорщика Ануфрика, подумать только, 278 прыжков! Обретя мастерство в парашютном деле, инструктор передавал его лётчикам полка, которые должны были быть готовы к любым нештатным ситуациям... 
Когда в 1992 году 10-ый ОРАП расформировали, Н.К. Ануфрик продолжил службу в отдельной эскадрилье СУ-24: сначала она находилась в Щучине, а через два года была передислоцирована в г.п. Россь. Потом вновь возвратился в родной город и был переведен в ПАРМ. А уволился со службы, когда эта структура имела уже лидскую «прописку».
О тех, кто дома
Вернувшись в августе 1987 года из Афганистана, уже в сентябре Николай… женился. Прекрасная девушка Елена, с которой был знаком до командировки на войну, дождалась своего смелого воина. Женой она оказалась замечательной. Конечно, волновалась и переживала, когда муж покорял небо, но и крепко поддерживала. Вместе супруги вырастили дочь-красавицу. Катя по-своему решила вопрос с продолжением в их семье династии военных – вышла замуж… за лётчика. И теперь у Николая Константиновича с зятем Павлом столько общих тем для беседы! Уже прислушивается к “лётным” разговорам старших пятилетний внук, радует улыбкой маленькая внучка. Кстати, сняв мундир, хозяин дома не сидел без дела – вот уже 9 лет трудится слесарем КИПиА в РУП ЖКХ. И выполняет свою работу с присущей ему добросовестностью. 
Николай Константинович во время нашего с ним разговора был откровенен. Но в конце беседы вдруг попросил: “Будете писать – не делайте из меня героя”. Да, скромность украшает этого человека. Но ведь каждое воспоминание участника тех далёких событий – это ценная страничка в, условно говоря, общем афганском дневнике, который теперь читаем мы, живущие под мирным небом. Так пусть останется в истории и Ваш рассказ, уважаемый Николай Константинович. 
Татьяна ПОЛУБЯТКО.
Фото автора и из архива Н.К. Ануфрика.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Fill in the blank.