Щучинщина славится не только архитектурными, но и лекарственными богатствами

Корреспонденты «СГ» поучаствовали в сборе очень необычного урожая

Травник, или сборщик лекарственных растений, — такой должности в КСУП «Совхоз «Большое Можейково» Щучинского района не предусмотрено. Кто же участвует в сборе необычного урожая? Ответ непрост. Здесь вообще много нестандартного: к примеру, одну из культур сеют зимой, когда почва подмерзнет, прямо по снегу. Есть в Большом Можейкове и свой рецепт чая, помогающего при коронавирусе. А еще промышленное производство календулы, ромашки, расторопши, пустырника и валерианы. Ежегодно здесь собирают 220 тонн лекарственных трав.

 

Ольга Зенкевич, Оксана Макаревич, Елена Дешук. 

Ноготки, или солнцеворот, как в народе прозвали календулу, мы привыкли видеть на клумбах. Оранжевая плантация сильно отличается: стебли намного длиннее, цветы крупнее. Они больше похожи на садовую ромашку, только цвет другой. Опытная сборщица Мария Янковская по основной профессии кассир-бухгалтер. Однако в сезон много лет подряд вся ее семья выходит в поле — подключаются и дети, и внуки. Век календулы недолог: нужно успеть собрать цветки за 2—3 недели. И только руками.

— Раньше цветы бывали и крупнее, — удивляет сборщица. — Выходили в поле ранним-ранним утром, к полудню семьей собирали до 100 килограммов. Цветы очень легкие, это непросто.

Жаркая погода этим летом оказалась не слишком благоприятной для календулы. По словам специалиста по идеологической работе КСУП «Совхоз «Большое Можейково» Ольги Зенкевич, обычно в ее сборе участвуют школьники из местного лагеря труда и отдыха. Для щучинских детей это не только заработок, но и удивительный опыт: пока не нафотографируются в поле, работа не идет. И действительно, яркие цветы создают особенное, «оранжевое настроение», почти как в песне. Но в этом году мелодия не сложилась: во время экстремальной жары детей поберегли и на поля не приво­зили. Этот цветок с двойным подвохом: закрытые бутоны не подходят для лекарственных целей, но в то же время и перезревшие не котируются. А из-за высоких температур цветки созрели слишком быстро. Когда внутри начинают завязываться семена, головка растения уже не нужна.
 

Мария Янковская за полдня может собрать 20 килограммов цветов.

Сборщицы Мария Янковская, Елена Дешук, Оксана Макаревич двигаются быстро, едва за ними поспеваю. Наклоняешься — и очень скоро начинает ныть спина. При этом сортировать цветы просто некогда.

— Срывать нужно достаточно близко к лепесткам, чтобы материал прошел контроль качества, — учит меня Елена Степановна. — В свое время мы и ромашку убирали совками, а сейчас специальным комбайном.

Посевы не только обрабатывают химией, но и пропалывают вручную. И все равно вырастить капризные цветы не так-то просто. В этом году решили закупить новые сорта календулы («оранжевая») и ромашки аптечной («золотой ян»), поделился планами главный агроном Евгений Котило. Пока они не для промышленного производства — на семена. В целом же с 15 гектаров в этом сезоне в Большом Можейкове собрали около 3 тысяч килограммов цветков календулы. Остальное придется заготавливать комбайном, но в качестве лекарства такое сырье уже не используешь. При сушке остается примерно 20 процентов от изначально собранного людьми урожая.
 

Главный агроном Евгений Котило.

Также в хозяйстве уже скосили 25 гектаров пустырника, получили 72 тонны сырья. В цвету еще 30 гектаров расторопши. Эта культура, впрочем, как и ромашка с валерианой, особенно востребована у российских и украинских оптовых покупателей. Еще 10 гектаров валерианы в этом году в хозяйстве посеяли на семена, 5 на корневища. Год оказался в целом благоприятным для лекарственных растений, отмечает главный агроном. Фасуют собранное и высушенное сырье в собственном цеху.

Если календула известна своими ранозаживляющими и антисептическими свойствами, то ромашка вообще народное средство от всех болезней. От коронавируса жительницы Большого Можейкова в один голос посоветовали заваривать оба цветка вместе. Ромашку, кстати, уже убрали: в хозяйстве заготовили более 290 тонн ценного лекарственного растения. Всего же в этом году ею засеяли 255 гектаров. 

…Рассматриваю фотографии, сделанные в поле, и не могу не улыбнуться. Эмоции от ярких цветов, их запаха, пика летней красоты заряжают позитивом надолго. В то же время есть и чувство легкой грусти. А почему? Сравниваю. Одна из наших турфирм предлагает туристическую поездку на день из Минска в белорусский Прованс. Предприимчивый фермер засеял поля лавандой — и к нему едут автобусами за 400 километров ради фотосессии в цветах. Молодежь помешана на подобных Instagram-развлечениях, всем нужны красивые фотокадры. Поля «Большого Можейкова» также постоянно светятся во всевозможных социальных сетях, но, к сожалению, прибыли аграриям это не приносит. А непростой труд этих людей действительно достоин высокой оценки, в том числе и рублем.

yasko@sb.by

 
 
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!