От сетки до решетки

С пятого захода 40-летний житель Щучинского района видоизменил широко известную фразу «Украл, выпил – в тюрьму!» на «Поймал, выпил – в тюрьму!».

Впервые сотрудники Щучинской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира задержали специалиста на ловле рыбы сетями Михаила Осипова с поличным десять лет назад. Повязали вместе с двумя подельниками на изобилующей рыбой неманской протоке у деревни Дашковцы, что находится всего в каком-то километре-другом от его дома, но уже в соседнем Мостовском районе. Улов браконьеров был солидный. В сети набилось огромное количество рыбы – 107 лещей, 6 жерехов, по 5 подустов и плотвиц, а также судак.

В ходе разбирательства выяснилось, что Осипов нигде не работает, злоупотребляет спиртным, живет за счет временных заработков, нередко перебиваясь вылавливаемой рыбой. Причем любопытно, что проживает в доме на берегу аналогичной неманской протоки. В среде рыбаков она также считается рыболовной Меккой, но под окнами своей хаты Михаил не рисковал промышлять запрещенной ловлей.

Проведенный тогда в отношении Осипова и его сообщников уголовный процесс логично завершился судом. За незаконную добычу рыбы, повлекшую причинение ущерба в особо крупном размере, каждый из браконьеров был приговорен к штрафу в размере 50 базовых величин. Однако, как показали дальнейшие события, в отличие от сообщников Осипов угомонился лишь на время.

Неисправимый

С двумя сетями Михаила поймали вновь на том же самом месте у деревни Дашковцы осенью 2015 года. Улов неисправимого составили 16 плотвиц, 9 густерок, 4 леща и окунь. Учитывая погашенную на тот момент судимость за браконьерство, привлекли к административной ответственности, оштрафовав на четыре с половиной миллиона неденоминированных рублей. Казалось бы, после такого вести себя мужику надо тише воды, ниже травы, но не тут-то было.

На пороге весны 2016 года защитники природной среды вновь задержали Осипова у деревни Дашковцы. Причем фактически в тот же день, что и девятью годами ранее. Он только-только успел вытянуть из воды и переложить в лодку три сети, в которых увязли линь, лещ, голавль, плотва и 5 густерок общим весом около пяти килограммов. Причиненный государству ущерб составил порядка четырех миллионов неденоминированных рублей.

С учетом признака повторности совершенного браконьерства в течение года после наложения административного взыскания за аналогичное правонарушение, в отношении Осипова было возбуждено уголовное дело. Состоявшийся над ним впоследствии суд увенчался обвинительным вердиктом с достаточно мягким наказанием – всего месяц ареста.

Такое снисхождение со стороны Фемиды Михаил Осипов воспринял неадекватно. Вместо того, чтобы наконец взяться за ум, рассчитаться по счетам с государством и навсегда забыть про сетевой рыбный промысел, он продолжил устанавливать в Немане путанки. Причем не где бы то ни было, а в своей излюбленной протоке у Дашковцев. В результате зимой 2017 года в четвертый раз нарвался на неприятности.

Сети подо льдом

В тот день он вместе с приятелем Виктором Захаровым прибыл на рыбное место за несколько часов до наступления сумерек. Учитывая, что лед был еще достаточно тонким и рыбаки на протоке отсутствовали, сообщники посчитали, что находятся вне людских глаз. При помощи заранее приготовленных топора, шеста, шнура и прочих приспособлений неспешно установили подо льдом три сети. Завершив работу, направились к берегу. В этот момент их и задержали борцы за сохранность флоры. Сети были незамедлительно вытянуты из воды. Несмотря на то, что простояли они всего-ничего, в ячейках успело запутаться десять обитателей глубин – лещи, плотва, густера, голавль. Причиненный государству ущерб определила сумма, немногим превышающая 400 рублей.

Учитывая, что Захаров был уличен в браконьерстве впервые, его привлекли к административной ответственности, оштрафовав на 20 базовых величин. Ну а Осипова, как ранее судимого за запрещенный рыбный промысел, ознакомили с постановлением о возбуждении очередного уголовного преследования и даже отправили за решетку в статусе подозреваемого, а затем и обвиняемого. Уловив, что на этот раз с учетом его неуемной тяги к криминальной рыбодобыче и неоплаченного счета по последнему приговору с ним никто церемонится не станет, Михаил предпринял попытку ускользнуть из рук правосудия. Заявил, что только наблюдал с берега, как Захаров орудует на протоке, а это не запрещено законом.

Естественно, что опытным следователям подобная небылица карты не спутала. Протянуть сети под лунками в одиночку нереально. Плюс свидетельские показания инспекторов, на глазах которых происходило все безобразие и иные веские доказательства. В общем запутался Осипов в собственных сетях не менее безнадежно, чем ранее вылавливаемая им рыба. В результате снова пошел под суд, приговор которого оказался на порядок суровее прежних – 1 год и 8 месяцев ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа.

После суда

Посчитав такой вердикт чересчур суровым, неисправимый браконьер решил сражаться до последнего. Обжаловал его в вышестоящую судебную инстанцию, продолжая настаивать на собственной невиновности. Аргументировал, что сети Захаров ставил один и наблюдать за сим действом не подсудно. Ну а пока готовился очередной процесс, продолжал находиться на свободе. Чем себя на время занять, для него вопрос не стоял – отправился… браконьерить! И это в самый разгар нереста! Правда, не на свою любимое место, а на протоку у родной деревни. Считай, под окнами собственного дома!

Выше было сказано, что Осипов проживает на берегу неманского рукава, изобилующего рыбой. Но если прежде он побаивался наглеть с установкой сетей на глазах многочисленных рыболовов-любителей, способных сдать его в любую минуту, то сейчас решил рискнуть. В пятый раз палиться у деревни Дашковцы ему не хотелось, а ставить сети абы где бесполезно. У Немана такое течение, что мигом за собой уволочет и поминай, как звали. В протоках же ток воды минимален. К тому же в период нереста именно в них мечет икру рыба.

С учетом сказанного, Михаил и спланировал вылазку. Причем на дело засобирался не один, а с приехавшим в гости на соседний хутор старым знакомым Ярославом Федюниным. Уговаривать того вместе идти на дело, не пришлось. Как выяснилось по ходу организованного дружками застолья с горячительным, Ярослав сам объявился на хуторе с сетью в надежде наловить крупной рыбы. С законной рыбалкой у него ранее не сложилось. Сколько ни пытался ловить на удочку, попадалась лишь мелочь. Да и то изредка. Вот и решил рискнуть.

Приплыли

Дождавшись наступления сумерек, сообщники пешком двинулись к протоке. Выплыли на лодке, которая считалась в деревне общей. Ярослав сидел на веслах, а Михаил, как опытный сеточник, выставил в речном рукаве две «паутины» общей длиной почти 90 метров, увязав их к зарослям камыша и водорослям. Все прошло гладко, и мужики разошлись по домам спать. За уловом отправились ранним утром следующего дня. Действовали по прежней схеме. Федюнин управлял лодкой, а Осипов снимал сети с рыбой. Первую выволок и засунул вместе с уловом в полимерный пакет. А вот до второй дело не дошло. Неожиданно в протоке появилась моторка Щучинской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира. Перепуганные браконьеры налегли на весла, скинули в воду мешок с сетью и рыбой и даже сумели догрести до берега, но все оказалось тщетным. На суше их тоже встретили инспекторы, грамотно организовавшие операцию по задержанию.

Находясь в патовой ситуации, приятели предприняли попытку оправдаться. Заявили, что при себе у них ничего противозаконного нет, соответственно какие могут быть претензии? Разве что на лодке в нерест катались. Однако защитники природы прибили ложь на корню. Продемонстрировали браконьерам оперативное видео, на котором те предстали во всей красе в момент снятия первой сети. После этого подельникам не оставалось ничего иного, как смириться со своей незавидной участью.

При подсчете в двух сетях оказалось 19 рыб: 9 лещей, 5 серебряных карасей, 3 густеры, по одному линю и окуню. Учитывая действующие в период нереста повышенные таксы, причиненный окружающей среде ущерб составил почти 3 тысячи рублей, что является крупным размером. Ну и как вытекающее отсюда правовое последствие – возбуждение в отношении Осипова очередного и первого против Федюнина уголовного дела.

Толи еще будет?

На допросах Михаил полностью признал свою вину, а на вопрос, чем он думал, когда находясь в шаге от неволи решился на очередное преступление, ответил следующее: «Почему не могу удержаться от ловли рыбу сетью, объяснить не могу. Возможно я просто зависим от рыбалки. Удочкой тоже умею ловить, но сетью можно вытянуть много и быстро. Причем не мелочи, а крупных рыб, которые становятся для меня бесплатным продуктом питания».

Увы, но такие аргументы в расчет никогда не принимались и приниматься не будут. Как показывает практика, эффективно лечить подобную зависимость чаще всего уедается лишь путем сурового наказания за содеянное. Осипов не оценил прежнюю снисходительность правосудия, неоднократно дававшего ему шансы на переосмысление своей никчемной жизни. В итоге получил то, к чему шел все последние годы. За добычу рыбы в запретные время и сроки, запрещенным орудием, запрещенным способом и совершенную ранее судимым за аналогичное преступление лицом, суд приговорил его к одному году и трем месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима и принудительным противоалкогольным лечением. При вынесении этого вердикта было учтено и предыдущее браконьерство, за которое он не успел понести наказания.

Что касается Ярослава Федюнина, то с тем на первый раз обошлись менее строго – оштрафовали на 1150 рублей. Не исключено, что для него это будет первая и последняя судимость, чего нельзя сказать о неисправимом Михаиле Осипове. Закончится ли того криминальная браконьерская эпопея, прогнозировать бесполезно.

Сергей Шершеневич

P.S. Данные всех лиц изменены

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Fill in the blank.