Почти два месяца боролась за жизни людей в "ковидном" отделении Щучинской ЦРБ врач-терапевт Галина Эдуардовна Якусик

 

Врачу-терапевту, заведующей терапевтическим отделением Щучинской ЦРБ Галине Эдуардовне Якусик объявлена Благодарность Премьер-министра Республики Беларусь.

 

-- Знаете, Галина Эдуардовна, сегодня о Вас ходят целые легенды, -- обращаюсь к своей собеседнице. – Как говорят Ваши пациенты, во время пандемии коронавирусной инфекции Вы, практически не думая о себе, до последнего сражались за каждую человеческую жизнь, не позволяя одержать верх коварной болезни, часами не выходили из “ковидного” отделения, не обращая внимания на усталость. И это притом что, как лечить и чем лечить - не знал никто…

 

-- Мы работали все вместе, одной командой, -- не соглашается со мной врач-терапевт, заведующая “ковидным” отделением Щучинской ЦРБ Галина Эдуардовна Якусик. – Врачи, медсёстры, санитарки – все профессионально выполняли свои обязанности. Очень сплочённый получился коллектив. Все работали с полной отдачей. И за это время – с 10 мая по 2 июля – пока существовало отделение для лечения больных с “ковидными” пневмониями, мы все стали такими родными, как одна большая дружная семья.

 

Непростое испытание выпало на долю щучинских медиков, как и людей в белых халатах во всём мире.

 

-- Честно говоря, когда педиатрическое отделение перепрофилировали в “ковидное”, в душе каждый из нас надеялся, что коронавирусная инфекция обойдёт нас стороной, -- рассказывает врач. – Ведь в Щучине довольно долгое время не было заболевших. Сомнений в том, что именно я должна там работать, не было никаких. Даже мысли не допускала отправить в отделение двух своих молоденьких врачей, у одной из которых маленький ребёнок. Не обошла… 5 мая в больницу поступил тяжёлый пациент, и почему-то сразу возникло предчувствие – у него будет «ковид». Анализы подтвердили мои догадки. Он и стал первым пациентом нового отделения, за жизнь которого мы, без преувеличения, боролись каждую минуту. Несколько дней он был один, а потом стали переводить больных из инфекционного. Лечить было очень тяжело. Первый раз одевались в защитный костюм, используя наглядные картинки. Опыта по лечению не было никакого. У нас находились самые тяжёлые больные, многие из которых – на кислородной поддержке. Протоколы лечения менялись через день. Постоянные конференции, на которых рассматривались самые тяжёлые случаи, проводила университетская клиника. Во время этих трансляций консультировали и заместитель главврача Людмила Марьяновна Чехунова, и заведующая поликлиникой Анна Тадеушевна Сосновская.

 

Сколько пришлось «перелопатить» литературы! Днём работаю в отделении, а вечером стараюсь найти хоть какую-то информацию в интернете. Работали в тесном контакте с реаниматологами, рентгенологами и лабораторией. Особые слова благодарности -- заведующему реанимационным отделением Евгению Павловичу Остаповичу.

 

Как говорит Галина Эдуардовна, за себя она боялась меньше всего. Опасалась, чтобы не заразить других людей. Очень переживала за своих близких, возвращаясь домой из больницы. Тревожилась за свою маму, с которой прекратила всякие контакты – общались только по телефону. Тяжело было не только психологически, но и физически.

 

-- Когда один за одним начались тяжёлые случаи, из отделения практически не выходили, -- говорит Галина Эдуардовна. – Иногда заходишь в восемь утра и в полной экипировке до восьми вечера. А там ведь нельзя было ни есть, ни пить… Нас ругали, требовали, чтобы выходили каждые три часа. Но как было оставить больных? Один только обход занимал много времени. Мне ведь надо было послушать каждого. А в такой экипировке это было не так просто. Иногда казалось, что могу лишиться слуха. Выходишь из отделения после двенадцати часов работы, а от нехватки кислорода просто штормит… Ещё и пациенты разные были.

 

Одни беспрекословно выполняли все рекомендации, другие стремились принимать непосредственное участие в разработке собственного лечения, третьи постоянно пребывали в плохом настроении… Понимаю, что это из-за болезни, тяжело приходилось всем. В отделении лежала одна женщина, которая во время обходов очень сильно волновалась. В очередной раз прихожу её осматривать и спрашиваю: «Вы опять распереживались?» А она мне говорит: «Нет, я трепещу перед вами!» И тут я не выдержала – день был очень тяжёлый, сложные пациенты, колоссальная ответственность перед людьми – и я просто разрыдалась.

 

Полный респиратор слёз, а снять ничего не могу… Постепенно количество больных стало уменьшаться, и 2 июля нас закрыли. На днях первых пациентов приняло педиатрическое отделение, в штатном режиме работает гинекология. Да, первое время было страшно, но мы справились, помогая и поддерживая друг друга. И абсолютно уверена, если понадобится, справимся снова!

 

Без малого тридцать лет работает Галина Эдуардовна Якусик в медицине. Весь накопленный за эти годы опыт помогал ей в борьбе за здоровье людей. А силы давала родная щучинская земля, где она родилась, жила и училась, и куда вернулась после окончания Гродненского мединститута.

 

-- Моя малая родина – деревенька Волчки Орлевского сельсовета, -- рассказывает Галина Эдуардовна. – Оттуда родом и моя мама. Папа – Эдуард Юльянович Зыбко -- мостовчанин. Некоторое время он работал зоотехником в хозяйстве, а в 1976 году ему предложили возглавить колхоз «Красное знамя». И мы перебрались в д. Баличи. Мама всю жизнь работала бухгалтером. Нас – детей – в семье было трое: я – старшая, и двое братьев. Родители всегда мечтали, чтобы я стала врачом. Я и сама была не против: с детства во всех играх я кого-то лечила.

 

В 1986 году Галина Эдуардовна закончила с медалью Рожанковскую СШ и поступила в Гродненский мединститут.

 

-- Учиться очень нравилось, но было достаточно тяжело, потому что родился старший сын Дима, -- продолжает Галина Эдуардовна. – Сынишку практически вырастили родители. После окончания института я приехала работать в Щучинскую больницу. Год работала на участке, затем – гастроэнтерологом. В это время родился младший Сашка. Вышла после декретного отпуска, и в 2003 году меня перевели в терапевтическое отделение, которым руководила Анна Тадеушевна Сосновская, которая стала для меня настоящим Наставником. Честно говоря, ещё во время учёбы мечтала работать в отделении: именно там реально видишь результат своего труда. До сих пор помню, как проходила здесь интернатуру. Вместе со мной был ещё один парень. Нам дали по палате. Больные были не тяжёлые, но врачи нас постоянно контролировали. В моей палате оказались два пациента, которых я запомнила на всю оставшуюся жизнь. Они постоянно твердили, что я их лечу неправильно. Сколько книг я им переносила, сколько аргументов приводила, чтобы доказать, что лечение я назначаю верно! И вот спустя 27 лет ко мне в «ковидное» отделение попадает один из тех моих пациентов. Вот как бывает! Болезнь у него протекала очень тяжело, а человеком он оказался очень хорошим. Всё время меня поддерживал, успокаивал, а главное, верил, что всё будет хорошо.

 

 

За годы работы с разными ситуациями пришлось столкнуться врачу-терапевту.

 

-- Знаете, со мной даже дежурить никто не хочет, -- смеётся Галина Эдуардовна. – Такое чувство, что ко мне притягиваются самые тяжёлые случаи. Помню, однажды к нам в отделение из реанимации перевели человека: возраст чуть за тридцать, синдром алкогольной зависимости. А вдобавок ещё чем-то отравился.

 

Он был без сознания, и надежды, что будет жить – никакой. После консультации с коллегами начали мы его лечить. И что вы думаете, к утру мужчина пришёл в сознание. Бывают случаи, когда одному очень сложно поставить диагноз. Тогда собираем консилиум. Иногда выписку из медицинской документации пациентов с непонятным диагнозом отправляем для консультации по электронной почте в университетскую клинику. В последнее время очень много сложных пациентов, в том числе и с онкологическими заболеваниями. В некоторых ситуациях удивляешься беспечности людей. Не так давно в отделении лежал пациент с пневмонией. Мы провели полное его обследование, отправили на консультацию. В назначениях написали, чтобы через месяц повторил снимок. Недавно меня вызывают в приёмный покой. А там этот больной.

 

Тяжеленный. Давление низкое. Спрашиваю: «Вы делали повторный снимок?» Мне в ответ: «Нет, так коронавирус же». А прошло уже полгода… Тяжело признавать, когда человек из последних сил борется за жизнь, а ты ему ничем помочь не можешь. Чувствуешь в таких ситуациях своё полное бессилие.
Своё профессиональное мастерство Галина Эдуардовна постоянно усовершенствует: участвует в семинарах, ездит на курсы и практически всё время проводит на работе.

 

-- Я очень скрупулёзно отношусь к своей работе, поэтому всё у меня получается не так быстро, -- говорит врач. – В терапевтическом отделении 50 коек. Кроме того, что сама веду палаты, стараюсь во всём помогать и подсказывать молодым врачам. Хожу с ними на обходы, чтобы ничего не просмотреть, учу их всему, что знаю сама. На работу прихожу к восьми, а ухожу, бывает, и после девяти вечера. Домашние уже привыкли. Они знают, что я очень люблю свою работу. Когда-то, выбирая профессию, я пошла по правильному пути. А лучшая награда за работу – выздоровевшие пациенты. Очень ценю коллектив терапевтического отделения и очень благодарна тем моим коллегам, которые, несмотря ни на что, работали со мной плечом к плечу в самое непростое время: врачу-терапевту И.А. Хмелевской, старшей медсестре Т.И. Хурс, медсёстрам Н.Т. Тарасевич, Е.В. Мазуркевич, Е.А. Салкевич, С.М. Янковской, И.П. Карпа, процедурным медсёстрам Т.Ф. Белявской, А.А. Шулейко, сестре-хозяйке А.Г. Клочковой и санитаркам Р.А. Савашинской, Т.С. Крыловой, О.Л. Смирновой и Л.В. Тимоховской.

 

Самая большая отдушина для Галины Эдуардовны – это стихи. Она очень любит поэзию. Сильную, яркую, трогающую самые тайные струны души, как у Ивана Андреева:

 

…Рассвет приходит к тем, кто верил в свет.
Абсурдно, до последнего. Но верил!

 

Эти слова и о ней – враче, без остатка отданному своему любимому делу, которая всегда верит в свет…

 

Анна РУДСКАЯ.

 

 

 
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!