Обнимая небо крепкими руками… В рубрике "Звезды на погонах" – летчик первого класса, подполковник в запасе Юрий Егорович Диденко

В преддверии традиционного авиационно-спортивного праздника, который пройдет 17 августа на территории бывшего аэродрома, мы решили познакомить читателей с одним из представителей крылатой гвардии, благодаря которой Щучин носит гордое звание города летной славы. Это летчик первого класса подполковник в запасе Юрий Егорович Диденко. 40 лет назад полетный курс судьбы привел его в наши края, ставшие после "приземления" жизненным аэродромом для семьи.

 

Из сильного рода родом

 

Родился Юра Диденко в Усть-Каменогорске, что в Восточном Казахстане, но детство и юношество прошли в Сарани возле Караганды. Его отец участвовал в финской войне и Великой Отечественной. Об этом времени рассказывать не любил. Затаив дыхание, слушал Юрий и историю о героическом прошлом своего деда – наводчика артиллерии в Первую мировую. "Однажды дед получил опасное ранение – неразорвавшаяся мина засела под ключицей. Везли его до Ростова, обложенного мешками. На вокзале подойти к нему не решались – а вдруг рванет… Спас проходивший мимо офицер: заметил на груди раненого солдата высокие награды-кресты и дал команду отправить в госпиталь", – рассказывает Юрий Егорович.  Кстати, в мирное время оба старших Диденко – дед и отец – стали шахтерами, отработали под землей по три десятка лет. Мама же посвятила себя заботе о муже и детях.

 

Но дедовско-отцовская профессия Юрия не зацепила: парень постепенно "отрывался" от земли и набирал высоту. Кстати, трудиться стал уже в  четырнадцать с половиной лет, когда умер отец, – с разрешения горисполкома пошел в штукатуры-плиточники.

 

Орлята учатся летать

 

Свободного времени у подростка почти не было. Днем работал, по вечерам учился в школе рабочей молодежи, а по субботам и воскресеньям спешил в аэроклуб ДОСААФ, где молодые люди впервые становились на крыло: летали, прыгали с парашютом. И вовсе не мечтал стать пилотом.  Родные – шахтеры, значит, это и его путь, считал парень.

 

 

Вскоре при аэроклубе организовали набор на курсы летчиков на ЯК-18. По словам собеседника, эта крылатая машина  – "парта" для пилотов. В составе спортивного звена освоил её и он. А в 18 лет парень пошел работать уже на шахту. Но притяжение неба оказалось сильным: после смены всё так же спешил из Сарани в Караганду, в ДОСААФ, где обучался на курсе, открытом от министерства обороны, – полетам на реактивных Л-29. "На танцы выбирался только по праздникам", – улыбается собеседник. Еще одной "летной школой" вскоре стал Кинель-Черкасский учебно-авиационный центр: здесь успешно освоил боевой самолет МиГ-17 и примерил первые погоны со звездами – младшего лейтенанта.

 

 – Нас называли тогда хрущевскими воробьями, – вспоминает Ю.Е. Диденко. – Генсек Хрущев ведь объявил, что победит всех ракетами, и лет 6-7 училища летчиков не готовили. И возникла сложная ситуация: летного состава нет, а граница на Дальнем Востоке практически открытая – только две заставы и два аэродрома на несколько тысяч километров. Необходимо было в срочном порядке создавать заслон. А где было брать летчиков? Лётчик ведь – штучное изделие. Чтобы им стать, нужно отменное здоровье, желание и подготовка, затратная по времени и средствам. Поэтому возвращали старые кадры, да и мы, орлята из ДОСААФ, после обучения пришлись кстати. Так за пять лет и был создан 21 истребительный полк.

 

Качну серебряным тебе крылом…

 

 В 1968 году Юрия Диденко направили в Качинское высшее военное авиационное училище для похождения специального краткосрочного курса. К тому времени налет у него был свыше 100 часов – больше, чем у инструктора, и порядка 40 прыжков с парашютом. А первым местом службы стал Закарпатский военный округ, город Ивано-Франковск. "Там формировался полк. Прибыли мы туда – 7 летчиков, около 60 техников и… ни одного самолета, – возвращается в прошлое Юрий Егорович. – Технику собирали по всему СССР и за границей".

 

 

Вскоре летчика вызвали в штаб полка: "Ты у нас парашютист, будешь начальником парашютно-десантной службы".

 

– Это очень ответственная служба. В обязанности входила укладка боевых парашютов – это как спасение лётчика! – и организация прыжков. Важно было научить летный состав принимать решение на катапультирование. Ведь крылатую машину, пока есть надежда, не бросают. Но и доли секунды могут стоить дорого, – подчеркивает Ю.Е. Диденко.

 

Кстати, к этому времени лейтенант Диденко был уже женат. Пара познакомилась, когда молодой сокол приезжал в отпуск перед отъездом в училище. Потом были несколько писем и новая встреча. Девушка понравилась, и парень предложил руку и сердце. "До свадьбы шесть раз встречались, и вот уже 50 лет вместе! – улыбается Юрий Егорович. – Моя Людмила Григорьевна – медсестра. Всю жизнь работала, в Щучине в том числе. И теперь, когда идем по улице, многие жители здороваются с ней".

 

В небе Монголии

 

Полк, сформированный в Ивано-Франковске (там летчиков научили летать в парах и звеньями), направили в Монголию. Добрались, совершив 11 посадок. Приземлились на новенькой "взлетке" аэродрома, расположенного на высокогорном плато –1470 метров над уровнем моря. Сами строили ДОСы, казармы. Ни света, ни телевизора, газеты – раз в неделю. Не хватало кислорода: здоровые парни могли играть в футбол не более 7-8 минут.

 

 

– Летали мы там очень много, – отмечает бывший пилот. – К тому же до 19 дежурств в месяц. Обстановка была напряженная, соседи-китайцы то и дело провоцировали, и мы должны были быть в полной боевой готовности.

 

Капитан Диденко сначала поднимал в небо МИГ-21, а потом – МиГ-23 – сверхзвуковой истребитель.

 

– А вообще леталось хорошо, – с легкой ностальгией в голосе утверждает Юрий Егорович и по моей просьбе делится собственным восприятием тех высоких маршрутов. – Когда под крылом самолёта десятки тысяч метров, и небо вокруг черное, и солнце – желтый круг, и звезды – с ладонь. Красота неописуемая! В душе у летчика-истребителя нет места для страха. Ведь ты пилот, штурман и радист в одном лице. Ты постоянно в работе. Еще на земле расписывается всё до секунды, и даже нештатная ситуация. А там, за облаками, делаешь все осознанно. Места и времени для паники нет.

 

Шесть лет три месяца и семь дней службы на аэродроме в Монголии. Эти цифры как будто выгравированы в памяти Ю.Е. Диденко. Объяснение простое: дальний аэродром – не пристоличный. Кстати, все тяготы военной службы в монгольской пустыне разделила с мужем и Людмила Григорьевна. С дочерью-малюткой на руках она без раздумий последовала в незнакомое место. "Моя декабристка", – с восхищением говорит о супруге Юрий Егорович. Со всеми погодными и бытовыми "сюрпризами" дружная семья справилась. Там, в Монголии, родилась и вторая дочь – Наталья. Интересно, что возвращаясь из этой страны, Диденко привезли с собой 2 ящика с вещами и 9(!) – с книгами...

 

 

А как сложилась дальнейшая судьба майора Диденко и когда Юрий Егорович связал свою жизнь со Щучином – читайте в субботнем номере нашей газеты.

 

Татьяна ПОЛУБЯТКО.

Фото автора и из "дембельского" альбома летчика Ю.Е. Диденко.