В рубрике “Звезды на погонах” – житель Щучина, в прошлом – военный лётчик первого класса, майор Фёдор Георгиевич Сергиенко

Хочу представить читателям нового героя рубрики “Звезды на погонах”. Это Фёдор Георгиевич Сергиенко. Житель Щучина, в прошлом – военный лётчик первого класса, майор, который после ухода со службы долгое время работал в учреждениях нашего города. Кто он больше – офицер или все же цивильный человек? Сам он утверждает, что ему одинаково дороги и воздушные, и наземные дороги.

 

Крылья для двоих

В биографии Фёдора Георгиевича много интересных страниц. Но классики жанра – мечты о небе с детства – здесь нет.

 

– Рядом с нашим домом в городе Фрунзе был аэропорт. По улице ходили пилоты гражданской авиации – высокие, стройные, и мне казалось, что я со своим ростом в “крылатую” гвардию не подхожу. До девятого класса хотел только в мореходное училище,– откровенничает собеседник. – Но родственники и друзья отговаривали. Желание стать капитаном дальнего плавания ушло, когда увидел стоящие у причала корабли. Их внешний вид удручал, и эта картина скорректировала мои романтические планы. 

 

И уже через год Фёдор Сергиенко переключил своё внимание с водной глади на небесную. Занимался в аэроклубе, где в 17 лет совершил свой первый прыжок с парашютом (за время службы их было еще 20). “Страх присутствовал, но виду не показывал, ведь на меня смотрели девушки, которые обучались здесь же”, – улыбается Фёдор Георгиевич. А уже в 1968 году парень стал курсантом Армавирского летного училища войск ПВО. Молодых ставили на крыло опытные, в том числе боевые летчики, герои Великой Отечественной. Впрочем, отличный пример для сына, пожелавшего стать офицером-авиатором, был в семье. Его отец, сибиряк Георгий Сергеевич Сергиенко, летал в войну стрелком-радистом на бомбардировщиках ТБ-3 и американских “Бостонах” (на счету 156 боевых вылетов), за смелость и мужество был награжден орденом Красной Звезды, орденом солдатской Славы 3-й степени и медалями. 

 

Вперед и ввысь!

Профессиональная взлётная полоса для лётчика Фёдора Сергиенко началась на аэродроме “Мариновка” под Волгоградом. Именно туда был направлен после авиационного училища, получив специальность “Пилотирование и эксплуатация летательных аппаратов” с присвоением квалификации “летчик-инженер”. “В “Мариновке” базировался полк второй линии, где летчиков готовили до уровня 2-го класса для несения боевого дежурства. А уже спустя год местом моей службы стал боевой полк в Красноводске Туркменской ССР. Кстати, в 1979-ом он был передислоцирован в город Небит-Даг”, – поясняет Фёдор Георгиевич. И рассказывает, что служба в Туркменистане, а это 12 лет, – то еще испытание. Город заметало песком.

 

 

Тревогу объявляли, чтобы песок убрать, иначе капониры, где стояли самолеты, было не открыть. А пилотам платили “песочные” – 15-процентную надбавку за сложные условия. Дома – те же бытовые неудобства: жара, пыль, вода привозная. Теща, навестив в гарнизоне семью дочери и увидев жильё барачного типа, заплакала. Поэтому следующие пять лет, с 1984 по 1989 год, проведенные на аэродроме Божи-Дар под Прагой, показалась раем, уверяет бывший авиатор. А потом заграница сменилась службой в Щучине, в должности командира 45-го отдельного буксировочного авиационного звена 26-й Воздушной армии. Звено обеспечивало тренировку наземных войск, которые имели средства для поражения летательных аппаратов.

 

Воспоминая о лётном прошлом, Ф.Г. Сергиенко сдержан и лаконичен:

 

– За 21 год я налетал 1902 часа, выполнил 3362 взлёта и посадки, в том числе 600 – в качестве лётчика-инструктора, освоил 9 типов и модификаций самолётов: Л-29, МиГ-17, Су-9, Су-7у, МиГ-23 МЛ и другие. Также имею допуск к руководству полетами на МиГ-23 МЛ. Был на различных должностях: от летчика до заместителя командира эскадрильи по политчасти, а с 1986 года и до увольнения в запас – командира 127-го (в Щучине – 45-го) отдельного авиационного буксировочного звена. С 1974 по 1986 год постоянно участвовал в несении боевого дежурства. Не раз взлетал с боевого дежурства для предотвращения нарушения воздушной границы…

 

 Самый сложный из самолетов – Су-9, утверждает бывший авиатор. И поясняет: “У американцев был “Старфайтер” – “вдовий самолет”, а у нас этот. Многие ребята на нем разбились… Я пролетал на Су-9 пять лет”.

 

В его лётной биографии есть еще один интересный момент. После очередной аттестации, в 1976 году, тогда еще старший лейтенант Сергиенко получил заключение: “Занимаемой должности соответствует. Достоин зачисления кандидатом в отряд космонавтов”. Открывались новые перспективы и высоты. Но предоставленной судьбой возможностью не воспользовался. Говорит, после успешного прохождения медкомиссии в Звёздном городке следовало получить заключение в ЦНИАГИ. “Я отказался. Побоялся, что могут дать ограничения по летной работе. Это самая большая моя ошибка, – сетует он. – Если есть шанс, надо его использовать”.

 

 

“Шагом марш в народное хозяйство!”

А в 1992 году лётчику первого класса майору Сергиенко пришлось окончательно снизиться с той высоты, на которую поднялся. Опытный офицер, имевший за плечами 24 календарных года службы, а с учетом льготных – свыше 40 лет, был уволен в запас по сокращению штатов. Фёдор Георгиевич вспоминает: такая участь ждала тогда многих авиаторов. Да, ему предлагали служить в Росси, но не согласился, уезжать надо было без семьи.

 

Трудно понять, почему столько летчиков, специалистов высочайшего класса, вдруг оказались ненужными Отечеству… Не самые светлые мысли посещали тогда этих крепких морально и физически мужчин.

 

Наступило время поиска нового места в жизни и для Ф.Г. Сергиенко. Он попробовал зацепиться в гражданской авиации, но в аэропорту Обухово ответили прямо: “Вас, безработных военных летчиков, теперь много. Поезжайте на Дальний Восток, там пилоты нужны”. Но какой Дальний Восток, если здесь, в Щучине, семья, жильё?! Жена и дети и так “помотались” вслед за отцом-военным. Всем хотелось оседлости и стабильности.

 

Безусловно, отрываться от прежней профессии было непросто. Но потомок боевого авиатора сдаваться не привык. Не нужен в небе – займусь делом на земле, решил офицер. Говорит, был готов пойти в токари, водители... Стучался во многие организации, устроился же инспектором в Щучинское отделение Сбербанка. А вскоре майор Сергиенко решил получить новые знания, чтобы быть нужным уже на земле. Он поступил на “заочку” в столичный “нархоз”, стал дипломированным эканомистом-менеджером. “И шагом марш в народное хозяйство!” – шутит теперь собеседник, вспоминая смену профиля и появление на своём жизненном пути второй профессиональной “взлётки”. Позже его пригласили на работу в Щучинское отделение Пенсионного фонда. Когда эта структура была реорганизована в районный отдел Гродненского областного управления Фонда социальной защиты населения, вдумчивый и ответственный специалист оказался востребованным и там. В общей сложности он добросовестно трудился в этих госучреждениях почти 20 лет – до 2012 года. К званию “Ветеран Вооруженных Сил” добавилось не менее почётное – “Ветеран Фонда соцзащиты”.

 

– Очень комфортно работалось в этих коллективах, – делится Ф.Г. Сергиенко. – Меня окружали замечательные люди и специалисты. Добрым словом вспоминаю Евгению Александровну Михно, Анну Сафроновну Козяк, Светлану Ивановну Кузнецову, Валентину Болеславовну Ирха и других. Помнится, коллеги улыбались, когда я два первых года работы “на гражданке”, сняв трубку телефона, представлялся по-армейски: “Майор Сергиенко”. А на другом конце провода от неожиданности извинялись…

 

Земная пристань

 

Вот уже 46 лет (со дня знакомства в “Мариновке” в 1973-м) рядом с Фёдором Георгиевичем его верная спутница жизни Нина Владимировна: вместе делят все радости и тяготы. Благодаря супруге дома всегда комфорт, выросли замечательные дети. Сын, также как его дед и отец, выбрал армейскую стезю. Кстати, собирался продолжить “крылатую” династию, но планка по здоровью оказалась слишком высока. Тогда поступил в ВИЗРУ. Теперь подполковник Вячеслав Сергиенко служит в белорусской армии и живет в Минске. В столице обосновалась и дочь Ольга с семьей: она 20 лет отработала в банковской сфере, нынче трудится в Академии наук, учится в аспирантуре. Гордость рода – старший внук-студент, будущий провизор. Не меньшая радость – еще один внук и две внучки, пока еще школьники.

 

По всему бывшему Союзу разлетелись бывшие сослуживцы Ф.Г. Сергиенко. С кем-то он встречался на юбилеях училища в Армавире, с некоторыми “на связи” в “Одноклассниках”. Рассказывает товарищам о своей грибной удаче и рыбацких трофеях, а также о Щучине, ставшем за 30 лет жизни здесь родным. “Я больше этого нигде и не жил”, – подчеркивает Фёдор Георгиевич. Так пусть же еще долгим будет это постоянство!

 

Татьяна ПОЛУБЯТКО.
Фото автора и из семейного архива Ф.Г. Сергиенко.

 
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!