Кто они, щучинские арбористы, и как они делают нашу жизнь безопаснее

 

Работникам РУП ЖКХ Петру Чумаку и Денису Сосна под силу покорить любую вершину, ведь они профессиональные арбористы – специалисты по комплексному уходу за деревьями. Каждый день эти бесстрашные мужчины в полном альпинистском снаряжении и с бензопилой в руках ловко взбираются по могучим стволам многолетних великанов и за несколько часов распиливают их на части. Причём делают это в сложнейших условиях, где специализированная техника бессильна.

 

– Мы работаем с опасными деревьями в самых труднодоступных местах, – рассказывает промышленный альпинист 5-го разряда РУП ЖКХ Пётр Чумак. – Этому нас научили на специализированных курсах в Институте переподготовки и повышения квалификации МЧС. Чаще всего выезжаем удалять аварийные насаждения на кладбищах. Деревья там бывают прогнившие насквозь, а спилить их под корень нельзя – могут рухнуть и повредить памятники. На автовышке и другом спецтранспорте тоже не подъехать. Вот здесь-то мы и вступаем в дело!

 

 

В таких случаях арбористам приходится лезть в самую крону, полагаясь на надёжность строп. Снос каждого дерева напоминает восхождение на вершину. Высота некоторых сосен достигает трёх десятков метров, и сначала нужно преодолеть это расстояние, впиваясь в гладкий ствол острыми гафами, продираясь сквозь ветки с подвешенной к плечу бензопилой, тщательно сплетая страховочные узлы. Но, в отличие от альпинизма, в арбористике верхняя точка ещё не финиш, а лишь начало дистанции.

 

– После покорения вершины начинается долгий обратный путь, – говорит арборист РУП ЖКХ Денис Сосна. – Мы фиксируем ветки или части ствола веревкой, отрезаем их бензопилой и осторожно опускаем вниз, перемещая ближе к земле с помощью специального механизма. Затем алгоритм действий повторяется. Особенно непросто работать, когда поднимается ветер: он раскачивает верхушки деревьев, а опилки порою летят прямо в глаза. В такие моменты нужно быть предельно осторожным и внимательным, чтобы не сорваться. Да, страховка не даст упасть, но когда ноги, несмотря на острые гафы, соскальзывают вниз – внутри всё сжимается, и в этом мало приятного.

 

За день щучинским арбористам случается спуститься и подняться по веревке на дерево множество раз. И все это в полной экипировке, которая весит вместе с бензопилой около 20 килограммов. Хорошо если дерево невысокое. Но случается работать на высоте 30 метров и более.

 

 

– Боюсь ли я высоты? – опередил меня с вопросом Пётр Чумак. – За годы работы я привык не паниковать при восхождении, но холодок по спине всё равно идет. Это и неудивительно, ведь арбористика входит в тройку самых опасных профессий в мире. Даже соблюдая все мыслимые и немыслимые требования безопасности, невозможно на сто процентов застраховаться от несчастного случая. Да, крепкие стропы способны удержать человека на дереве, но если рухнет сам ствол – это может обернуться настоящей трагедией. Помнится, мы с напарником валили в Щучине старую сосну, верхушка которой разрослась на все четыре стороны. Вроде всё сделали правильно, подвязали ветки верёвкой, но как только отпилили их – те принялись “плясать” вокруг ствола, угрожая сбросить нас вниз. Тогда повезло и всё обошлось, но от резкого прилива адреналина тело прошибло мелкой дрожью…

 

Арбористы РУП ЖКХ Пётр Чумак и Денис Сосна ежедневно спиливают минимум 2 дерева, в месяц – не менее 40. Берутся за работу любой сложности и всегда доводят начатое до конца. Недавно они “положили” сосну, которой, судя по количеству колец на стволе, было более 200 лет. Дерево было настолько толстым, что обнять его можно было только вдвоём.

 

– Разные породы деревьев пилятся по-разному, – делится опытом Пётр Анатольевич. – Ясень, дуб, клён, особенно старые – очень непросто разрезать. Для этого используем профессиональные бензопилы разных размеров, а также статические и динамические верёвки. Последние хорошо тянутся и способны амортизировать удар ветки, возникающий при срыве. Колодки и сучья аккуратно собираем в кучи. После их вывозят и перерабатывают на щепу. В прошлом году мы спилили около 400 деревьев.

 

– Бывают ли деревья, не поддающиеся сносу? – интересуюсь у собеседников.

 

– Есть один могучий дуб, к которому мы с напарником не знаем с какой стороны подступиться, – признаётся Денис Сосна. – Растёт он на кладбище в г.п. Острино. Там негде развернуться, поэтому на то, чтобы “положить” этого векового гиганта, может понадобиться целая неделя…

 

Уверен, когда придёт очередь сносить остринский дуб, шчучинские арбористы блестяще справятся и с этой задачей!

 

Александр КАСПЕРЧУК.
Фото автора.

 

 
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!