Каким увидел освобожденный Минск известный военный фотограф Александр Дитлов

 

Его не стало в 2009-м. «Самый снимающий среди пишущих. И самый пишущий среди снимающих» — так говорили о нем коллеги-журналисты после войны. Но в этих словах была лишь малая часть профессиональных увлечений этого необычного человека. Самый маленький его снимок — размером с марку. Самый большой — 7 метров в длину. Его высоко ценили Машеров, Макаенок, Колас, Глебов, Шамякин, Брыль… Маршак по его снимкам писал стихи. При этом в архиве, который трепетно хранит дочь Ольга Александровна, до сих пор лежат ненапечатанные военные негативы.

 

…До войны работал в «Рыбинской правде» (Ярославская область). В июле 1941-го в их городе формировалась дивизия. Вместе с ней и ушел на фронт — фотографом при клубе политотдела. Всегда в авангарде. Не раз, не два и не 22 в наступлении вместе с войсками. Ходил через линию фронта к партизанам, за что награжден орденом Красной Звезды. Серьезно ранен в ногу. Чудом остался жив, когда немцы прорвали оборону близ белорусской деревни Чернин, загнали их в болото и фактически расстреливали в упор. В 1943-м стал фотокорреспондентом ТАСС. Вот что Александр Сергеевич рассказывал в интервью автору этих строк об освобожденном Минске: 

— Летом 1944-го мы перешли Проню: освободили Бобруйск, Могилев и вошли в Минск. Я впервые был в этом городе, и масштаб его разрушений меня потряс. Осталось всего ничего: чуть-чуть Немиги, оперный, Дом офицеров… Люди вылезали из каких-то полуподвалов и трущоб, чтобы поприветствовать нас и вручить цветы. Всюду — груды покореженного бетона и одинокие стены, которые раньше были домами. Вокруг Академии наук — колючая проволока. Надписи «Минный карантин» на редких уцелевших зданиях. Семьи с детьми, лошадьми, котомками и пожитками — их было жалко до слез. Не город, а территория ночного кошмара — в нем было больно дышать.
 

С любезного разрешения дочери мы сегодня публикуем фотографии, сделанные Александром Дитловым в Минске в июле 1944-го.
 
 

Минчане встречают воинов-освободителей.

 

Оперному театру чудом посчастливилось уцелеть.

 

Вот так выглядело в июле 1944-го здание Академии наук.

 

Бойцы одного из партизанских отрядов. На заднем плане – здание Дома правительства.

 

Жители города возвращаются в освобожденную столицу со своим нехитрым скарбом.

 

Немецкие военнопленные.

 

Вид на район Немиги.

 

Здание Дома офицеров занимать пока нельзя: мины!

 
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!