Что даст возможность регистрироваться в домиках на шести сотках

 
В стране около пяти тысяч садоводческих товариществ. Более 70 % расположены вокруг Минска и областных центров. За последние годы тысячи владельцев этих участков возвели там капитальные дома, где живут круглый год. Но правовой статус таких поселков не позволяет получить постоянную прописку. Реально ли изменить ситуацию?
 

Притяжение земли

Людмила уже десять лет живет в СТ «Союз» рядом с деревней Кирши. До Заславля — три с половиной километра.

— Работаю лаборантом, хорошо, что до города рукой подать. Если с машиной какие-то неполадки, нередко подвозят соседи. В хорошую погоду можно и прогуляться — это занимает около 50 минут.

Женщина признается, сначала отсутствие городских благ было чувствительным. Ей с мужем осенью нужно каждый раз решать, где купить грузовик дров с наименьшими потерями времени, сил и денег.

— Но мы приноровились к такой жизни. Зимой, например, ставим на санки бидон и идем к ближайшей водокачке. Бывает, в сани запрягаем нашу собаку, — улыбается Людмила. — Это все мелочи. Желание жить в своем доме, на своей земле для меня близкое и понятное. На участке небольшой огород, кусты малины и смородины, на столе все свежее, ароматное. Да и воздух — не надышаться. Возвращаться в шумную многоэтажку желания нет.

Собеседница уточняет, что у нее осталась квартира в Заславле, там она и прописана. Но в возможности получения постоянной регистрации на своих сотках, которая может появиться в перспективе, она видит плюсы.

— Новшества многим помогли бы решить квартирный вопрос. Например, это прекрасная альтернатива покупке жилья в кредит. По цене может оказаться выгоднее, а с точки зрения площади, своей земли — перспективнее. Думаю, такой вариант может заинтересовать молодые семьи. Вижу, что многие перебираются за город, чтобы растить детей на природе. Плюс у садоводческих товариществ, расположенных вблизи областных центров, как правило, подведены свет, вода — из скважин, колодцев или колонок. Примерно в трети из них есть газ.

Комфортный надел

Садоводческие товарищества или дачные массивы появились в Советском Союзе. Земли для них выделялись работникам предприятий и организаций. В 1970—1980-х годах это были участки по 5—6 соток для садоводства, выращивания овощей и небольшие домики. Сегодня ситуация другая: в СТ возводятся коттеджи со всеми коммунальными удобствами.

— Многие из них вплотную подошли к населенным пунктам, а некоторые оказались в их границах, — отмечает депутат Палаты представителей Национального собрания Леонид Брич. — Хозяева живут в таких домах круглый год, но постоянная регистрация в них законодательно не разрешена.
 

В итоге дачники вынуждены оплачивать коммунальные услуги, в первую очередь природный газ, по более высоким ценам, чем в городах и деревнях.
 

Рисунок Олега Попова

— Этот, как потом выяснилось, актуальный для десятков тысяч белорусов вопрос, несколько лет назад подняла жительница Бреста, которая пришла ко мне на прием. Ситуация была следующая. У нее квартира в городе и дом в садовом товариществе. Дочь с семьей состоят в очереди на улучшение жилищных условий. Мать хочет оставить квартиру дочери и прописаться на даче. Но постоянная прописка в СТ не разрешена, — делится подробностями Леонид Брич. — В апреле 2017 года, когда Президент выступал в Парламенте с ежегодным Посланием, я обратился к нему с просьбой разрешить в СТ постоянную прописку, чтобы уравнять в правах и тех, кто живет в квартирах, и тех, кто на дачах.

Глава государства поручил Правительству разобраться в этом вопросе, и вскоре неработающих пенсионеров и некоторых льготников в оплате газа и ряда других коммунальных услуг уравняли с жителями населенных пунктов. Но это решение не сняло другие проблемы, волнующие членов садоводческих товариществ.

— Работа в этом направлении продолжается, — отмечает депутат. — Назревшие изменения будут отражены в Указе Президента «О мерах по упорядочению деятельности садоводческих товариществ», проект которого широко обсуждается. Ожидается, что в нем будет предусмотрена и возможность трансформации СТ в населенные пункты либо присоединения их к городам или деревням, вблизи которых они находятся.

Сотки раздора

Смогут ли дачные кооперативы в одночасье превратиться в деревни? В этом вопросе не все так однозначно.

— Времена, когда коттедж был настоящей роскошью, остались в прошлом. О многих деревнях вблизи областных центров можно говорить как об элитных территориях, — уверена Анна Мелехова, специалист по операциям с недвижимостью. — Например, по левой стороне от трассы М-1 Минск — Брест на въезде в город на первой линии коттеджного поселка расположились таунхаусы, а дальше обычные дома.

Эти постройки возводились, как правило, из доступных в советские годы материалов на 5—6 сотках. Проезды между домами нередко представляют собой узкую полосу, и в случае ЧП тут не сможет проехать машина скорой помощи или спасателей. И для того чтобы их расширить, придется забирать у жителей часть земли. Да и сама процедура затратная, кое-где потребуется снос заборов, сараев и бань, размещенных явно с отступлением от правил. Все ли хозяева ради прописки согласятся на такие переделки?

А чтобы садоводческие товарищества смогли стать деревнями, а садовые домики — жилыми, где разрешат постоянную регистрацию, нужно желание более половины владельцев участков. Анна Мелехова предполагает, что собственники могут столкнуться с неразворотливостью на местах и бюрократизмом. Даже если 50 % владельцев дач в СТ пройдут все согласования и переведут свои строения в разряд жилых домов, возникает еще один нюанс. Местные исполкомы сохраняют за собой возможность установить переходный период на 10 лет для создания необходимой инфраструктуры, в том числе для обеспечения минимальных соцстандартов. Но в сельсовете, как правило, не один населенный пункт. Из средств местного бюджета только на приведение в порядок дорог понадобится сумма, превышающая установленный годовой лимит сельского органа власти.

Особое внимание требует создание комфортных условий жизни. Чтобы провести газ в СТ, нужны определенные технические условия. В «Мингазе» рассказали, что это делается по запросу райисполкома или сельсовета. После проектной документации начинаются строительно-монтажные работы. Внутридомовой газопровод обойдется в среднем в 1,5 тысячи рублей, столько же подвод газопровода к дому.

Многие, чтобы не зависеть от сезонности водоснабжения, бурят на своем участке скважину. Но это также непростое дело. Прежде всего необходимо соблюдение зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения.

Свое видение ситуации и у Мин­энергетики. По прогнозам экспертов, только каждое пятое садоводческое товарищество может передать свои внутренние электрические сети на обслуживание энергоснабжающим организациям без существенных затрат. Тревожность вызывает и техническое состояние внутренней проводки в домах. Кроме того, высокая плотность застройки затруднит обслуживание сетей.

— Да, есть моменты, которые требуют доработки, — отмечает Леонид Брич. — Кое-где садовые домики не соответствуют действующим нормам в вопросах противопожарной безопасности, правил застройки, санитарных норм и т.д. Но в проекте указа и не говорится, что в таких домах надо разрешать постоянную прописку. Речь идет о тех, которые по всем параметрам отвечают требованиям к жилым помещениям. Некоторые готовы хоть сегодня объявить СТ населенными пунктами, не считаясь ни с конкретными ситуациями, ни с финансовыми возможностями граждан и органов власти. Так быть не должно. Требуется основательный подход. Сегодня надо заняться теми проблемами СТ, решения которых требуют дачники. Ведь что мешает юридически включить в состав городов или деревень садоводческие товарищества, которые фактически уже находятся на их территории? То есть распространить на них правила, действующие в населенных пунктах? В СТ узкие улицы, неблагоустроенные дома? А разве мало таких улиц и домов в селах или городах? В каждом конкретном случае надо предметно разбираться. Конечно, следует стремиться к лучшему, но при этом, повторю, обязательно учитывать возможности и граждан, и местных органов власти, и государства.

Александр Касперук, председатель Муховецкого сельисполкома, рассказывает, что юридически дачники не имеют к сельсовету никакого отношения: у них свое правление, свой председатель, они сами решают все организационные и хозяйственные проблемы.

Собеседник уверен, что вопрос преобразования садоводческих товариществ в населенные пункты или присоединения к близлежащим деревням требует доработки. Если реально оценивать ситуацию, можно сказать, такое «присоединение» может привести к тому, что местным, не самым большим, бюджетам сельисполкомов добавятся дополнительные хлопоты. Ведь жильцы строятся, заселяются, а потом ждут удобств. И не только коммунальных. Речь идет о школах, магазинах, почте, медицинских услугах.

— Конечно, решить проблему с дачной пропиской можно. Люди будут ходить в местные поликлиники, водить детей в ближайшие сады и школы и так далее. Но стоит все продумать: смогут ли поликлиники принимать такой поток пациентов, выдержит ли инфраструктура? Все это требует очень серьезной проработки.

С одной стороны, если появится возможность прописаться на даче, это простимулирует граждан привести в порядок недвижимость и документы, а также выявить неиспользуемые участки. С другой, затраты по переводу участков и домов в новый статус — дело не одного дня. И решение вопроса требует серьезной централизованной работы.

Статусные перемены

Дачные поселки Ждановичи-1, Ждановичи-6 стали частью одноименных агрогородков. Непростую процеду­ру перехода смогли преодолеть более сотни дворов.

Евгению Матвеевичу Картушину 86 лет. Он встречает нас на пороге своего уютного дома, утопающего в зелени, в агрогородке Ждановичи-1 и с гордостью рассказывает, что был инициатором долгих преобразований.

— Обивал пороги сельисполкома, райисполкома. Объяснял чиновникам на местах, что Закон «О местном управлении и самоуправлении» не запрещает такое присоединение, однако сталкивался с непониманием и нежеланием идти навстречу. Отдельных усилий стоило собрать всех жителей, а это около 50 человек, и растолковать, что нам нужно стать частью агрогородка — убедить удалось 99 %. Но и мы не сидели сложа руки. Своими силами наладили инфраструктуру — подвели газ, канализацию. Это все стоило огромных трудов, — Евгений Матвеевич показывает толстые папки документов. — Когда у нас все было готово, получили добро. У нас уже тогда условия были лучше, чем во многих деревнях и агрогородках. С бюрократизмом сражался около трех лет, и в итоге нам первым разрешили стать коттеджным поселком.

Собеседник признается, с него упал груз ответственности: не нужно было собирать взносы, проводить собрания, решать «общие» проблемы стал сельисполком. Дороги и уличный свет — за счет бюджета, организованным стал вывоз мусора.

Раньше это место под Минском нередко называли «писательским» дачным поселком. Здесь отдыхали Шамякин, Быков. Тут как в сказке, застройка — небольшие участки в лесу. Многие не по-дачному просторны: 12 соток — столько здесь выделяли в советские времена. Скромных хаток практически нет. Кругом красивые дома, нередко с французскими окнами в пол, за забором продуманный ландшафтный дизайн с альпийскими горками, туями, садовыми качелями, зоной для барбекю. Евгений Матвеевич вспоминает, что за советами к нему не раз приезжали из других товариществ.

— Дачников, ратующих за признание СТ населенным пунктом, можно понять: инфраструктура хромает, а та, которая есть, содержится исключительно на взносы. В деревне ситуация другая: дороги обслуживает государство, за обеспеченность населения образовательными и медицинскими услугами отвечает тоже оно, электросети, водо- и газоснабжение находится на балансе коммунальщиков.
 

Раньше постройки возводились, как правило, из доступных в советские годы материалов на 5—6 сотках. Проезды между домами нередко представляют собой узкую полосу, и в случае ЧП тут не сможет проехать машина скорой помощи или спасателей.
 

Одни садовые товарищества окружены лесом, другие вплотную подошли к населенным пунктам или вообще оказались в границах городов.

Природа имеет значение

На сайтах агентств недвижимости немало предложений о покупке домика в садоводческом товариществе. Разбежка по цене большая. Так, дачный участок в Логойском районе продается за 27 тысяч рублей. Рядом лес, речка, поле. Уютный домик, который был построен в 1992 году, вместе с шестью сотками земли можно купить за 46 тысяч. Зато транспортное сообщение удобное, печка в доме, рядом сосновый лес.

Есть и элитные постройки. Например, коттедж в садовом товариществе «Мельковичи» по Брестскому направлению в 45 километрах от МКАД продается за 105 тысяч рублей. На участке новостройка со всеми коммуникациями. Металлические двери, пластиковые окна. Крыша — металлочерепица. Тут же баня. Дом с видом на озеро Загатье в садовом товариществе «Литвинки» на Витебщине оценивают в 62 800. Внутри все необходимое для комфортного проживания: санузел, стиральная машина, мебель.

— За последние два года мы наблюдали прирост спроса в этом сегменте недвижимости примерно на 20 %. Но следует понимать, что покупка дома — спланированное мероприятие, на которое рассчитан заранее подготовленный бюджет, — рассказывает Анатолий Звездин, директор агентства недвижимости «Мольнар», председатель совета Белорусской ассоциации «Недвижимость».

Анатолий Звездин считает, что перевод садового дома в жилой дает ряд преимуществ: во-первых, это возможность оформить регистрацию. Во-вторых, перевести электричество на «сельский» тариф. В-третьих, жилой статус дома может обеспечить ему более высокую цену при продаже. Однако инфраструктура в СТ порой хромает. Постоянное движение транспорта налажено не везде, покупки можно делать только в ближайшем населенном пункте или запасаться заранее.

В то же время проживание на даче можно рассматривать как инструмент конкуренции традиционному жилому фонду: квартирам и индивидуальным жилым домам.

Легко ли выйти из товарищества

Владимир Вадюшин, член межведомственной рабочей группы по совершенствованию садоводческого законодательства, помощник председателя Постоянной комиссии по экономической политике Палаты представителей Национального собрания:

— В советские годы земельные участки выделялись государством во временное пользование. Сейчас люди стали более обеспеченными, они могут купить ту же землю с домом. И эти участки не собственность СТ, хотя находятся на его территории, а частная собственность. И граждане сами их обслуживают.

Однако, если с точки зрения архитектурной эстетики этот сегмент рынка за десятилетия видоизменился, то с юридической стороны многое осталось по-старому. Земля здесь зачастую все еще сохраняет статус садоводческой.

Нам следует присмотреться к опыту других стран. Важный вопрос о ведении садоводства на землях СТ без участия в самом товариществе, как это сделано в России. Например, купили участок, но вступать в СТ не хочется или есть желание выйти из него из-за постоянных конфликтов, проектом указа предусмотрено: при выходе из СТ с землепользователем заключается договор об оплате водоснабжения, электроэнергии, вывозе мусора. Предполагается, что в общих собраниях участвовать необязательно. Правда, тогда возникает вопрос о статусе территории. Но это уже касается внесения изменений в Кодекс о земле. Сейчас в Беларуси «земельные участки выделяются для ведения коллективного садоводства». Есть предложение внести изменения по примеру Казахстана, где земельные участки выделяются соответственно «для ведения садоводства» или «индивидуального и коллективного садоводства». Также продолжается работа по совершенствованию формулировки о взимании взносов.

В садовых товариществах сегодня многие проблемы требуют доработки. Жильцы не до конца понимают, на что направлены различные виды взносов. А они предназначены для содержания штатных и временных работников — зарплата председателя, казначея, электрика, сантехника, сторожа. Хотя многие СТ сейчас отказываются от «вахтеров», потому что они не несут никакой материальной ответственности за пропажу охраняемого имущества. Как альтернатива — заключение договора с вневедомственной охраной или установка видеокамер: они сегодня дешевые, работают в автономном режиме и позволяют правоохранителям по видеозаписи быстро найти нарушителей. Также членские взносы идут на обслуживание имущества общего пользования — дороги, инфраструктура, электро- и водоснабжение, вывоз мусора и т.п.

Да и взносы нужно собирать справедливо. Допустим, СТ надо подсыпать дорогу: у кого-то вдоль участка проходит 10 % дороги, у кого-то 20, у кого-то 30 % — в зависимости от этого казначей считает, какую сумму заплатит каждый собственник. То есть люди платят за ту часть дороги, которая прилегает к их участкам. Есть универсальный принцип, закрепленный в садоводческом законодательстве других государств: «Целевые и дополнительные взносы могут различаться для отдельных членов товарищества в зависимости от площади (количества) участков, если это обусловлено различным объемом использования имущества общего пользования». Этот принцип позволяет учесть все многообразие разных ситуаций в СТ и обеспечивает полную справедливость: сколько услуг получил, столько и оплатил.

 

СБ

 
 
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!