Дело всей жизни – леса хран­и­тель | Дзяннiца

Дело всей жизни – леса хран­и­тель

Версия для печатиВерсия для печати

В эти февральские дни своё 75-летие отмечает бывший лесничий Щучинского лесхоза Фридрих Иосифович Завадский. Бо­ль­ше сорока лет проработал он в лесной отрасли: Кур­и­лов­и­ч­с­кое и Зачепичское лес­н­и­чес­т­ва исходил вдоль и поперек и зна­ет эти лесные угодья как свои пять пальцев. 

Заранее договорившись о вст­ре­че, мы подъезжаем к дому юб­и­ля­ра в точно условленное время. Фридрих Иосифович встречает нас во дворе своего уютного домика в де­рев­не Голубы.

– А давайте-ка я покажу вам од­но из самых красивейших мест в этих лесах, – предлагает он нам. – А по дороге и поговорим. 

Я понимаю, насколько важно для это­го человека, посвятившего всю свою жизнь лесу, снова по­чув­с­т­во­вать себя в  родной стихии, хотя в ду­ше сомневаюсь: какая может быть красота в лесу в такое время го­да, когда даже и снега-то нет? От­б­росив сомнения, соглашаюсь на поездку. 

Те несколько лет, которые Фридрих Иосифович находится на зас­лу­жен­ном отдыхе, совсем не изменили завзятого лесовода. Всю до­ро­гу он по-хозяйски осматривает лес­ные угодья. Вот уверенно наб­и­ра­ют силу деревья, которые сажал Фридрих Иосифович. А вот он сок­ру­шён­но окидывает взглядом го­лые стволы осинок и пов­реж­дён­ные сосенки. Это лоси на­бе­до­курили: обглодали кору и поживились молоденькой хвоей. Как бы деревца не погибли... Ка­за­лось, он до сих пор знает каждый лес­ной уголок и готов многое рас­ска­зать про его обитателей.

Родился Фридрих Иосифович За­вадский на Витебщине, а в Грод­нен­с­кую область попал по рас­п­ре­де­лен­ию после окончания По­лоц­ко­го техникума лесного хозяйства. Как пришёл он работать в Щучинский лесхоз в 1958 году, так и остался на всю жизнь. Его тру­до­вые будни были прерваны только лишь трёхлетней службой в армии. 
– Честно сказать, я ведь мечтал стать геологом, – рассказывает Фридрих Иосифович. – В техникум лес­но­го хозяйства пошёл лишь по­то­му, что он был от дома только в 60 км. Да и мама говорила: «Зачем ехать куда-то далеко?» Она ра­бо­та­ла начальником почты в со­сед­ней деревне, приходила домой на вы­ход­ные, а я жил со своей ба­буш­кой – удивительным че­ло­ве­ком. Отец пропал без вести в 1942 го­ду под Смоленском, и дед погиб на войне. Я подумал и согласился с мамой. Помню, приедешь из до­ма на попутно идущей почтовой маш­и­не, возьмёшь полбуханки хле­ба с собой. А что это значит для  шестерых студентов, живших в одной комнате? Послевоенное вре­мя было очень голодным. В сту­ден­чес­к­ие годы ни на минуту не пок­и­да­ла мысль о том, чтобы по­есть вдоволь. 

За сорок шесть лет работы в лес­хо­зе вся­кое бывало. Неи­з­мен­ными ос­та­вались только задачи, ко­то­рые во все времена стоят пе­ред ра­бот­н­и­ками лесного хо­зяй­с­т­ва. 

– Охраняли лес от пожаров и са­мо­во­ль­ных рубок, занимались ле­со­вос­ста­нов­лен­ием, – рас­ска­зы­ва­ет Фридрих Иосифович. – Как-то при­к­и­нул, что за годы работы я по­садил тысячи четыре гектаров ле­са. Приходилось и браконьеров за­дер­ж­и­вать. Однажды один из них да­же стрелял в меня и задел па­ль­цы на руке дробью. Всю жизнь бо­рол­ся с незаконной рубкой леса и с теми, кто действительно наносил ему вред. 

Много хлопот доставляли лес­ные пожары.

– Самое сложное время – это пер­иод сбора грибов и ягод, – про­дол­жа­ет Фридрих Иосифович. – Лю­дей полон лес: кто-то окурок бросит, кто-то костёр разожжёт. А ра­нь­ше и коров в лесу пасли. Поп­ро­буй, уследи за всем. Очень се­рь­ёз­ный пожар случился в конце 90-ых. Стояло аномально жаркое ле­то. Даже болото высохло. А там преи­му­щес­т­вен­но росли ельник и бе­рез­няк. Видно, кто-то, проходя, бросил окурок. Мы месяц не могли по­тушить этот очаг. Горело мед­лен­но: то вспыхнет искра и по­бежит по верху, то снова тлеет. Никак не могли прекратить этот про­цесс, пока бульдозером не сняли весь верхний слой земли. 

Раньше о пожаре как узнавали? Нам с вертолёта вымпелы сбра­сы­вали: начертят схему, обозначат квад­рат, укажут, в каком из его уг­лов горит, и бросают чертёж с меш­ком песка и красной лен­точ­кой. Это теперь всё можно быстро по рации передать. 

Выйдя на пенсию, практически каж­дый день Фридрих Иосифович бы­ва­ет в лесу, не может он без сво­е­го зелёного друга. 

– Моя собака – лайка Чук – как то­ль­ко увидит, что я сапоги беру, сра­зу понимает, что отправляемся на прогулку, – говорит мой со­бе­седник. – Как начинается грибной се­зон – ухожу в лес с самого утра и на весь день. Был случай, на­соб­и­рал столько грибов, что класть ста­ло некуда. Пришлось плащ сни­мать, чтобы всё унести. За сезон килог­рам­мов 10 сухих грибов за­го­тав­л­и­ваю. Ещё одно моё большое ув­ле­чен­ие – рыбалка. А охочусь ещё со времён юности. Особенно люб­лю ходить на волков: 13 этих хищ­н­и­ков убил и троих волчат пой­мал.

Слушать воспоминания Фри­д­р­и­ха Иосифовича можно бес­ко­неч­но: он интересный рассказчик, ко­то­рый много всего повидал в этой жизни и много лесных секретов зна­ет. Я очень удивилась, увидев в ле­су дерево, на котором до сих пор крепко держались сухие лис­тья. И тут же услышала об­ъяс­нен­ия, что это такая разновидность ду­ба, который не сбрасывает на зиму листву. А буквально в нес­кольких метрах от этого уд­и­в­и­те­ль­но­го дуба растёт его сородич, но без единого листика на ветках. Лес по­лон тайн…

Расспрашивая Фридриха Иос­и­фов­и­ча о жизни, не могла не пои­н­те­ре­со­ва­ть­ся его семьёй. 

– У меня 14 внуков и пятеро прав­ну­ков, – гордится счастливый де­душ­ка. – Разве может быть в этой жизни большее богатство?

…Я нисколько не пожалела о том, что согласилась прогуляться по зимнему лесу. Оказывается, да­же в такую унылую пору года он бы­ва­ет очень красив. Мы рас­смат­р­и­вали молодые посадки с вы­со­ко­го холма, и вид оттуда открывался дей­с­т­в­и­те­ль­но удивительный. А Фридрих Иос­и­фович довольно улы­бал­ся: он видел, какое впе­чат­лен­ие оказала на меня эта кра­со­та. 

Анна РУДСКАЯ.
Фото автора.