Э.С. Дикевич: “Даже возглавляя отдел образования, я всегда вёл школьные уроки”

Сегодня свой 85-й день рождения отмечает учитель высшей категории, отличник просвещения СССР и БССР, заслуженный работник образования Беларуси Эдмунд Станиславович Дикевич

 

Активность, небывалая трудоспособность и энциклопедические знания этого человека удивляют каждого, кто его знает. Отработав десятки лет в сфере образования, он с 2007 года и по сей день возглавляет районный совет ветеранов, сторицей возвращая кредит доверия тем, кто избирал его на эту должность, вверял свои чаяния и надежды.

 

Накануне юбилея мы встретились с Эдмундом Станиславовичем, чтобы поговорить по душам, через его воспоминания (а памяти юбиляра можно только по-доброму позавидовать!) окунуться и в нелёгкие послевоенные времена, и в созидательные для нашего района, но вовсе не застойные 70-80-ые годы, и в отчаянные 90-е. Надо сказать, что Э.С. Дикевич – человек из простой крестьянской семьи, который был с детства приучен к труду и всю жизнь стремился к самообразованию, – “не потерялся” ни в одну из этих непростых “эпох” новейшей истории. Рос и совершенствовался сам, помогая другим, оставляя добрый след и реальные дела на своей малой родине, которую любит всем сердцем.

 

“Все мы в школу пошли переростками”

 

 – Военные времена вспоминать нелегко: всё детство прошло в тревоге, – рассказывает Эдмунд Станиславович. – Стоило в нашей Новой Подрожанке появиться немцам или полицаю, родители прятали нас под печку. А потом, когда фашисты стали жечь дома и целые деревни, детей сразу отправляли в лес. Люди очень дружные были, оповещали друг друга об опасности, на лошади скакали даже в отдалённые хутора, чтобы предупредить о возможной беде. Самой большой радостью было освобождение родной земли от оккупантов. В 1944-м старшие братья наконец пошли в школу, а я должен был пасти коров и овец, помогать по хозяйству. И только поздней осенью 1945 года, по окончании сельскохозяйственного сезона, отец отвёл меня в Рожанковскую школу. Таких “запоздалых” первоклашек набралось человек 30, и для нас даже открыли отдельный класс. Не хватало учебников, настоящей роскошью были тетради: писать чаще всего выпадало на случайных клочках бумаги, но как же при этом старались, тянулись к знаниям!

 

В старших классах мы, переростки, были иной раз наравне с молодыми педагогами, но никогда это не отражалось на дисциплине. А то, что нередкими были случаи, когда сразу после школы выпускник женился на своей юной учительнице, выливалось в … очень крепкие семьи.

 

Меня же, 18-летнего, в десятом классе призвали на четыре года в Балтийский флот. После службы в армии пришлось доучиваться в Рожанке в школе сельской молодёжи. Поступил на математический факультет БГУ имени Ленина – единственный в то время университет в республике. Ощущал пробел в знаниях иностранного языка и честно признался: “Меня немецкому в школе учили партизанские переводчики”. Кстати, это была не шутка, а чистая правда, но не лишенный чувства юмора преподаватель потом с улыбкой цитировал этот перл.

 

“Я учился и одновременно работал”

 

 – В Щучинском Доме офицеров нашлась для меня должность инструктора по спортивно-массовой работе, – продолжает свой рассказ Э.С. Дикевич. – В обязанности входило организовывать активный досуг семей военнослужащих. Очень часто к нам на мероприятиях присоединялись солдаты, учителя и школьники. Было по-настоящему интересно.

 

 

 С 1963 года, когда за плечами были три курса БГУ, я стал вести уроки математики в Щучинской школе рабочей молодёжи. Неожиданно меня пригласили на работу в профсоюзы: с 1963 по 1975 год избирали председателем профкома работников образования. Работал от души, организовывая интересные экскурсии для учителей, спортивные мероприятия, смотры-конкурсы художественной самодеятельности, которая была очень популярной: каждая школа славилась своим замечательным творческим коллективом! Запомнилось, как на областной сцене наша мужская вокальная группа мощными красивыми голосами буквально разразилась: “Красная гвоздика!..”. Овации вдохновляли. Уезжали со смотра с подарками и дипломами, и даже приняли решение организовать свой районный учительский хор. На его репетиции некоторые педагоги на мотоциклах мчали из своих сёл. Это был неподдельный энтузиазм.

 

А в 1975 году вторая городская школа осталась без директора: руководитель переехала вслед за мужем-военнослужащим в очередной гарнизон. Меня вызвали в райком партии и доверили новое дело. На протяжении пяти лет я работал директором СШ № 2 г. Щучина, и это была одна из лучших школ района, где давали очень прочные знания ученикам.

 

Время созидания

 

 – А какой из жизненных периодов Вы бы назвали самым интересным и самым плодотворным? – спрашиваю я у своего собеседника.

 

 – Безусловно, те годы, когда работал заведующим отделом образования райисполкома, – уверенно заявляет Эдмунд Станиславович. – За 1980-1995 годы, на протяжении которых возглавлял сферу образования, удалось очень многое сделать. Посудите сами, в этот период мы построили новые здания СШ №1 г. Щучина и пришкольный интернат во второй городской школе, типовые средние школы в Лещанке и Острино, что называется, с нуля возвели новую городскую СШ № 3 в молодом микрорайоне райцентра.
Вспоминаю, как пришлось поехать на приём к министру образования, чтобы добиться открытия в Щучине станции юных техников. На то время у нас уже успешно работала станция юных туристов на базе инфраструктуры в Андрушовцах. Все это были инновации, которые себя оправдали и сегодня прочно вошли в жизнь молодого поколения. Как заведующий отделом образования я много внимания уделял патриотическому воспитанию. У нас действовал стационарный лагерь допризывной подготовки.
В приоритете были трудовое воспитание и профориентация. Созданные нами учебно-производственные комбинаты стали лучшими в области. Их тесное сотрудничество с предприятиями и колхозами, техническую оснащенность приезжали изучать из других регионов. Щучинские школьники благодаря практике на заводе “Автопровод”, считай, сразу после выпускного приходили работать в цеха уже квалифицированными рабочими.

 

 А производственные ученические бригады Раковичской и Прудянской школ гремели на весь Союз. Их опыт обобщался на знаменитой выставке ВДНХ СССР в Москве! И за эти, и за многие другие достижения сфера образования Щучинщины не раз завоёвывала переходящие Красные Знамёна, что было особенно почётно и престижно.

 

Немного о личном

 

В минувшем мае Эдмунд Станиславович и Анна Ивановна Дикевичи отметили 55-летие совместной жизни. Я вглядываюсь в их счастливые лица на черно-белой любительской фотографии, где они в окружении друзей-педагогов, с огромными букетами черёмухи, празднуют это событие – совсем не помпезно, но так искренне и тепло. Оказывается, изначально Анна Ивановна выбрала профессию метеоролога, и это уже под влиянием своего супруга окончила педагогический институт, стала для многих поколений ребятишек первой учительницей. Она, как и муж, учитель высшей категории, а нынче на заслуженном отдыхе.

 

Дикевичи воспитали замечательную дочь. Алла Эдмундовна успешный врач-невропатолог одной из столичных больниц. А внучка Валерия – студентка того же Белорусского государственного университета, который в своё время закончил её дедушка.

 

Каждое утро, отправляясь на работу в совет ветеранов, Эдмунд Станиславович Дикевич строит планы на день грядущий. Его усилиями и благодаря поддержке районной власти деятельность этой уважаемой общественной организации поставлена на высоту: сегодня ветеранское сообщество Щучинщины объединяет почти 12 тысяч человек, первичные организации действуют практически в каждом трудовом коллективе. И всю эту огромную работу, направленную на заботу о пожилых людях, целую дюжину лет координирует неравнодушный и беспокойный человек, чьё сердце открыто людям. Спасибо, Эдмунд Станиславович, что Вы у нас есть!

Татьяна СТУПАКЕВИЧ.
Фото автора и из семейного альбома Э.С. Дикевича.

 

 
Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!